Анатолий Железный: "Происхождение русско-украинского двуязычия на Украине"   

1. Вместо предисловия

Первый выпуск этой книги был осуществлен в начале 1998 года тиражом всего 1000 экземпляров. Тем не менее, она получила широкую известность и мне до сих пор еще продолжают звонить благодарные читатели. От них я узнал, что книга ксерокопируется и распространяется даже в западных областях, где радикальный национализм все еще сохраняет свои позиции. Все это демонстрирует обеспокоенность людей продолжающимся шовинистическим наступлением в нашей стране на естественное право абсолютного большинства граждан свободно разговаривать, получать образование и обучать своих детей на родном русском языке, который, как показано в этой книге, является коренным, изначальным языком этой земли. Естественно, те граждане, для которых родным является другая форма нашего языка, сформировавшаяся вследствие длительного воздействия польской культуры (украинский язык), должны точно так же свободно разговаривать, получать образование и обучать своих детей на своем родном украинском языке. Все это должно быть совершенно добровольно и ненасильственно, без малейшего ущемления ни одного из двух наших исторических языков. Только при таких условиях и возможно строительство новой демократической Украины, в которой будут соблюдаться права человека, где люди будут ощущать себя свободными, будут гордиться своей страной и всячески содействовать ее духовному развитию и материальному процветаниию.

Но, к сожалению, есть у нас некая немногочисленная, но очень крикливая прослойка людей, считающих ущемление наших природных прав на родной язык своей, чуть ли не основной, профессиональной обязанностью. Пользуясь материальной поддержкой своих заокеанских заказчиков и вдохновителей, они развернули шумную кампанию по раздуванию вражды к русскоязычному населению, разжиганию межнациональной розни. Для "научного" обоснования своих подрывных, разрушительных для государства, деяний они сочинили и продолжают сочинять массу всевозможных баек об украинском народе-страдальце, которого всегда и все угнетали, жутких колониальных страданиях в составе "империи", о преследованиях украинской мовы еще со времен Киевской Руси и по наши дни, о глубокой древности украинского языка, который будто бы был занесен на Землю с Венеры и стал основой всех мировых языков, о генетической противоположности украинского и русского народов и их исторической враждебности друг другу, о дремучем невежестве "москалей" и просветителях-украинцах, давших им зачатки культуры, о неславянском происхождении русского народа, об украиноязычии библейских персонажей, об открытии Америки украинскими казаками и т.д. И все это ради того, чтобы доказать насущную необходимость срочного изгнания из Украины русского языка!

В свете сказанного я ожидал, что наши национал-шовинисты узнав, что кроме их собственной существует и другая точка зрения на языковую проблему на Украине, встретят мою книгу в штыки и постараются как-то оспорить ее основные тезисы о происхождении существующего ныне двуязычия задолго до воссоединения Украины с Россией. Я был готов собрать, обобщить и еще раз доказать полную несостоятельность националистических измышлений о чужеродности и враждебности для нас нашего же родного русского языка, о колоссальных выгодах отречения от него и перехода всем без исключения на украинскую мову. Но, как оказалось, я сильно переоценил их полемические способности: в печати так и не появилось ни одной публикации, направленной против моей книги. Что ж, это молчание вполне можно расценивать как знак вынужденного согласия, а точнее, как признак отсутствия сколько-нибудь существенных контраргументов. Лишь на заседании Верховного Совета Украины 28 октября 1998 года пан Чорновил в свойственном ему патетическо-надрывном тоне заявил, что за написание таких книг, как моя, в "нормальной державе" было бы открыто судебное рассмотрение. Я уж не говорю о характере самого "аргумента": за филологическое исследование - к суду. Интересно то, что наш пылкий "патриот" не считает Украину "нормальной державой"!

Таким образом, горькую пилюлю правды о происхождении русско-украинского двуязычия на Украине не из-за вымышленной "русификации", а вследствие продолжительного польского господства на отторгнутой от Руси ее юго-западной части, наши национал-шовинисты проглотили молча и нам остается лишь надеяться, что это лекарство подействует на них отрезвляюще.

Подготавливая книгу ко второму изданию, я постарался исключить из ее текста все, что было написано в полемическом задоре и, по сути, мало что добавляло для раскрытия основной идеи. Одновременно пришлось кое-что исправить и дополнить с учетом дальнейшего развития языковой проблемы.

*    *    *

Работая над переводами интересующих меня материалов из польских источников, я очень часто обращал внимание на то, что множество польских слов звучат точно так же, как и соответствующие им слова нашего украинского языка. Заинтересовавшись, в конце концов, причиной такого сходства, я решил обратиться к языковедческой литературе и с немалым удивлением обнаружил, что факт этот никем из наших филологов не только никак не объяснен, но даже ни разу не упомянут!

Все это показалось мне странным. Я почувствовал, что это неспроста, что здесь кроется какая-то тайна, о которой наши филологи распространяться не любят. Ведь наличие в украинском языке очень большого количества слов, разительно схожих с польскими, слишком очевидно, чтобы не быть замеченным.

С тех пор я стал специально искать и изучать все публикации, посвященные истории украинского языка. И, надо сказать, обнаружил немало удивительных вещей! Чтобы поточнее показать, какие взгляды на происхождение украинского языка распространяются сейчас средствами массовой информации Украины, приведу несколько характерных примеров.

"Украинский язык - один из древнейших языков мира... Есть все основания полагать, что уже в начале нашего летосчисления он был межплеменным языком" ("Украинский язык для начинающих". Киев, 1992).

"Таким образом, у нас есть основания считать, что Овидий писал стихи на древнем украинском языке" (Э. Гнаткевич "От Геродота до Фотия". Вечерний Киев, 26.01.93).

"Вполне возможно, что украинская лексика... несла терминологические, колонизационные, жизнеутверждающие заряды на все четыре стороны Света-Первокрая, осваивая и оплодотворяя иноязычные и малоязычные территории... Мы можем допустить, что украинский язык стал одной из живых основ санскрита... Украинский язык - допотопный, язык Ноя, самый древний язык в мире, от которого произошли кавказско-яфетические, прахамитские и прасемитские группы языков" (Б. Чепурко "Украинцы". Основа, №3, Киев, 1993).

"Украинская мифология - наидревнейшая в мире. Она стала основой всех индоевропейских мифологий точно так же, как древний украинский язык - санскрит - стал праматерью всех индоевропейских языков" (С. Плачинда "Словарь древнеукраинской мифологии". Киев, 1993).

"В основе санскрита лежит какой-то загадочный язык "сансар", занесенный на нашу планету с Венеры. Не об украинском ли языке идет речь? " (А. Братко-Кутынский "Феномен Украины". Вечерний Киев, 27.06.95).

Читая все это, я искренне и добросовестно пытался понять, что побуждало приведенных выше авторов выдумывать и публиковать всю эту чепуху. И не мог! Но тут мне вдруг повезло: четкий ответ на мой вопрос дала Всеукраинская научная конференция на тему "Украинский язык как фактор формирования национального самосознания молодежи", проходившая во Львовском государственном университете 2-3 марта 1995 г. Научная конференция определила решающую роль языковедческих работ ученых "как источника патриотического воспитания, формирования исторической памяти в процессе преподавания украинского языка".

При такой постановке задачи, разумеется, нет необходимости выяснять, откуда и когда появилось в украинском языке так много слов, удивительно похожих на польские и в то же время начисто отсутствующих в родственном русском языке, а то ведь может вдруг выясниться картина, мало подходящая для "патриотического воспитания". Для этого больше подходит идея об украиноязычии Ноя и Овидия, о живой украинской основе мертвого языка санскрит...

Есть, разумеется, на Украине и серьезные филологические работы. Но, как мы увидим далее, они по своей сути мало чем отличаются от утверждений вышеприведенных авторов, так как основаны на абсолютно бездоказательном утверждении о широком распространении украинского языка уже во времена Киевской Руси.

Не найдя, таким образом, в украинской филологической литературе ответа на интересующий меня вопрос о происхождении имеющихся в украинском языке огромного количества полонизмов, я решил сам докопаться до истины. С увлечением принялся я штудировать древнерусские тексты, пытаясь отыскать ответ на главный вопрос: где истоки украинского языка, когда и почему возникли различия между украинским и русским языками, и почему именно те слова, которые отличают украинский язык от русского, так похожи на слова из польской лексики? Одновременно с изучением древних текстов пришлось также основательно разобраться и в истории древнерусского государства, понять причины его гибели и проследить дальнейшую судьбу разрозненных его частей. В результате вырисовалась вполне ясная и хорошо аргументированная версия возникновения и развития украинского языка, никем еще не описанная.

Как раз в это время газета "Литературная Украина" от 29.09.1994 г. напечатала статью канадского гражданина украинского происхождения Петра Кравчука, который взялся стращать нас катастрофическими последствиями предоставления русскому языку на Украине статуса второго официального языка. Не зная истинной картины исторически сложившегося очень широкого распространения в нашей стране русского языка, этот иностранный пан поставил его в один ряд с этническими языками таких национальных меньшинств на Украине, как болгары, греки, евреи, немцы и т. д. Воспользовавшись этой публикацией как предлогом, я написал "Открытое письмо канадскому украинцу Петру Кравчуку", в котором изложил свои соображения о происхождении у нас двуязычия и исторической недопустимости дискриминации русского языка на Украине. Изготовив несколько ксерокопий "Письма", я послал их в украиноязычные газеты (статья была написана на украинском языке). Все они дружно проигнорировали мое сочинение и лишь "Вечерний Киев", на который я рассчитывал менее всего из-за его крайней русофобии, в своем номере от 25 ноября 1994 г. вдруг опубликовал мое "Открытое письмо". При этом, однако, газета без моего ведома и согласия снабдила материал неожиданным заголовком: "Не штовхайте нас на зраду" (Не толкайте нас на измену). Этот провокационный заголовок в дальнейшем послужил причиной дополнительных злобных нападок на меня со стороны украинских националистов.

Я, конечно, отлично понимал, что эта газета напечатала мой материал отнюдь не для выяснения истоков нашего нынешнего двуязычия, а лишь для того, чтобы националистически настроенные филологи, писатели и поэты получили подходящий предлог для решительного боя с нами, сторонниками сохранения на Украине исторически сложившегося двуязычия. И уж будьте уверены, эти персонажи в полной мере воспользовались предоставленной им возможностью и выплеснули на мою скромную персону потоки изощренных оскорблений. Заодно досталось и русскому народу, и России, которая в наших средствах массовой информации ныне именуется не иначе как "импэрия".

Привожу текст моей статьи с некоторыми незначительными уточнениями и в собственном переводе с украинского на русский язык.

содержание >>              следующая глава...>>