http://russian.kiev.ua/books/florinsky/separatism/separatism0.shtml

Т.Д. ФЛОРИНСКИЙ:
"Малорусский язык и “украiнсько-руський” литературный сепаратизм"


Книга Тимофея Дмитриевича Флоринского, представляемая нами с незначительными сокращениями, была опубликована в Санкт-Петербурге в 1900 году.

Тимофей Дмитриевич Флоринский (1854—1919) — знаменитый филолог-славист, византинист, председатель Киевского славянского благотворительного общества, профессор Киевского университета Св. Владимира и член-корреспондент Петербургской Академии наук (с 1898). Автор капитальных исследований: “Лекции по славянскому языкознанию (Ч. 1—2. Киев, 1895—1897), “Южные славяне и Византия во второй четверти XIV века” (Вып. 1—2. Спб., 1882), “Памятники законодательной деятельности Душана, царя сербов и греков” (Киев, 1888).
Убит в 1919 году.


Вступление

За последнее время как в киевской печати, так и в некоторых столичных газетах, а равно в периодических изданиях Галицкой Руси возобновились старые толки о малорусском языке (наречии) и малорусской литературе. Опять заговорили в печати об отношении малорусского языка (наречия) к другим русским наречиям и прочим славянским языкам, о степени пригодности малорусского языка (наречия) для роли языка научного и образованного, о желательности или нежелательности широкого развития малорусской литературы и о других тому подобных предметах. Такому оживлению в обсуждении всех этих вопросов нельзя не радоваться ввиду представляемой ими важности, и не только с теоретической, но и с практической точки зрения. Вне всякого сомнения, правильное, наиболее близкое к истине решение спорного вопроса во всем его объеме может быть достигнуто только после всестороннего, спокойного и беспристрастного обсуждения его в печати. Руководясь главнейше этим общим соображением, я решаюсь представить на суд читателей несколько замечаний по поводу новейших толков о малорусском языке (наречии) и малорусской литературе. Отчасти к этому меня побуждают и некоторые личные мотивы, на которые необходимо указать теперь же.

Ближайшим поводом к оживлению полемики по малорусскому вопросу послужили два близко меня касающиеся обстоятельства: появление в ноябрьской книге “Университетских известий” за 1898 год моей коротенькой критической заметки на статью галицкого ученого д-ра Ивана Франка “Literatura ukrajinskoruska” (в чешском журнале “Slovansky Prehled”) и возбужденный в начале 1899 года львовским “Ученым обществом имени Шевченко” вопрос о допущении на XI археологическом съезде в Киеве рефератов на “украiнсько-руськом” языке. Мои суждения о малорусском языке и малорусской литературе, высказанные в означенной коротенькой заметке, вызвали ряд возражений в “Киевской старине”, в статьях редактора В. П. Науменко (1899, № 1, 3) и г-на К. Михальчука (“Что такое малорусская южнорусская речь?”, № 8), затем в галицко-малорусской газете “Руслан” и, кажется, еще в других заграничных периодических изданиях. Вопрос о допущении “украiнсько-руського языка” в занятиях съезда не получил желательного для инициаторов этого дела разрешения, что в некоторых русских, галицких и польских газетах было приписано главнейше моему протесту против допущения малорусского языка в ученых собраниях съезда, заявленному в заседаниях предварительного комитета, причем в некоторых газетах появились упреки по моему адресу за такое именно отношение мое к данному делу.

Таким образом, помимо указанного выше общего соображения, для меня возникла настоятельная необходимость ответить на сделанные мне возражения и упреки и вместе с тем подробнее развить и обосновать свои взгляды и положения, чего я, понятно, не мог сделать в своей первой библиографической заметке и что, однако, также поставлено мне в вину моими критиками.

Я намерен последовательно остановиться на следующих вопросах.
1. Что такое малорусская речь?
2. Племенное единство великорусов, малорусов и белорусов и общерусский литературный и образованный язык.
3. Малорусская литература прежде и теперь; отношение ее к общерусской литературе.
4. Действительно ли зарубежная Русь имеет надобность в создании своего особого научного и образованного языка взамен существующего общерусского?
5. Львовское “Ученое общество имени Шевченко” и создаваемый им научный “украiнсько-руський” язык.
6. Попытка пропаганды научного “украiнсько-руського” языка на XI археологическом съезде.


содержание >>              часть 1 >>