http://russian.kiev.ua/archives/2005/0507/050703el01.shtml «Бермудский треугольник» (Владислав Попов) – Архив – Экология – Русская община
  "Очевидное — невероятное"
«Бермудский треугольник»

Владислав Попов

Такое название во время расцвета развитого социализма получил в  народе небольшой регион западной части Луганской области, включивший в себя три города — Лисичанск, Рубежное и Северодонецк.

В живописно расположившейся на причудливых отрогах Донецкого кряжа, пустынной местности вдоль берега Северского Донца, с поэтическим названием Сокольи горы, в 1721 году русский рудознатец Григорий Капустин, открыл месторождение каменного угля. Здесь в Лисичьей балке по указу Екатерины II от 14 ноября 1795 г., был основан первый рудник Донецкого бассейна. Здесь началась история современного Донбасса.

Поселение в Лисичьей балке — Лисичанск был определен местом «…ломки найденного в той стране каменного угля». Заложили и построили нынешний город сами шахтеры — выходцы с Липецких заводов и города Петрозаводска. И как все сделанное своим умом и своими руками, город бесконечно дорог его жителям, потомкам первооткрывателей. Лисичанск — город шахтерской гордости и бессмертной славы горняков Донбасса.

В 1796 году на первенце угледобывающей промышленности России — казенном руднике Лисичанска было добыто 13142 пуда и  39 фунтов каменного угля. За первые десять лет своей работы он выдал на-гора 2 миллиона 200 тысяч пудов угля.

Наличие каменного угля стимулировало здесь развитие других отраслей промышленности. В 1890 году русско-бельгийское акционерное общество «Любимов, Сольве и К» начало строительство Донецкого содового завода, который вступил в строй через два года, и сразу стал самым крупным производителем соды в России. С этого момента химический профиль региона определился окончательно.

В 1915 году на противоположном Лисичанску левом берегу Северского Донца, рядом с казачьим поселением Рубеж, акционерное общество «Русско-краска», начало сооружение своего головного химического завода — ведущего предприятия анилиновой промышленности страны (в наше время «Краситель»). В марте 1916 года было пущено производство серной кислоты, в октябре – фенола и завода «Коксобензол».

Химический треугольник окончательно сформировался в 1937 году, после начала строительства в урочище Журавлином, в 12 км от Рубежного, Лисичанского азотно-тукового завода. Завод вырос, и превратился в крупнейший в Европе химический комбинат (нынешний «Азот»). Вместе с ним вырос и город химиков — 140-тысячный Северодонецк.

Лисичанск перетекая с гор в долины и снова взбираясь на холмы, протянулся на 47 км вдоль правого берега Северского Донца. Он практически соединился с Рубежным и Северодонецком. Это огромный промышленный узел, в котором сосредоточены мощные угледобывающие предприятия и гиганты химии — Лисичанский НПЗ, завод «Донсода», «Стекольный», завод РТИ, Рубежанские «Краситель» и «Заря», Северодонецкие «Азот» и «Стеклопластик», а также многие, многие другие. Здесь на 7% территории Луганской области проживает 450 тыс. жителей, что составляет 1\5 ее населения.

За свою более чем вековую историю, здешние химики завоевали всемирную известность, совершив для этого множество научных, технологических и трудовых подвигов. В местных музеях собраны тысячи свидетельств их трудовых свершений. На стендах фото Героев Труда, имена сотен, тысяч высококлассных специалистов - профессионалов, новаторов, изобретателей и рационализаторов. Они строили, наращивали и совершенствовали, стараясь как можно больше выпустить такой нужной и важной для Отечества продукции. Отдавая все силы и здоровье этой цели, они искренне считали, что своим трудом обеспечивают накопление необходимого для счастливой жизни потомков богатства и, что оно станет основой их экономической независимости, свободы и процветания. Очень часто, в силу этой причины, они не обращали внимания на особое коварство среды химического производства. Возникновение профессиональных болезней зачастую списывались на новизну технологии, малую изученность промышленного процесса, личную неосторожность. Хотя государство, надо отдать ему должное, уделяло охране труда химиков очень много внимания. Это и забытое ныне спецпитание для работников особо вредных производств, и постоянный контроль состояния здоровья, и организация отдыха в санаториях-профилакториях, и курортах союзного значения.

Но в то же время погоня за сверхплановыми тоннами, кубометрами, вагонами и цистернами, как-то отодвигала на задний план то, что наряду с полезными и очень нужными веществами и материалами, химические производства дают еще массу сильно токсичных, трудно перерабатываемых отходов. С приносящими дополнительные заботы, вредными, бесполезными и нежеланными порождениями «большой химии» обращались как можно проще, куда-то вывозили, где-то закапывали, где-то сжигали.

При сжигании, естественно, тоже образуются вредные отходы, но их уносит ветром. Строй трубу как можно выше и их унесет намного дальше границ родной Батькивщыны. Сколько таких подарков разослал Лисичанский регион, можно догадываться, зная, что выбросы в атмосферу только одного Северодонецкого «Азота», в период его расцвета, доходили до 170 тыс. тонн в год. Остальные флагманы большой химии не отставали. Вот за это, не поддающееся учету и контролю «производство» и нарекли регион в народе - «Бермудским треугольником».

Но не все отходы горючи. При производстве соды на одну тонну полезного продукта образуется 10 тонн отходов, в виде дистилярной жидкости. Сколько этих тонн произведено с 1892 года, одному Богу известно. Были периоды, когда Донсода удовлетворяла потребности в соде большую часть всего Союза. Площадь загрязнения подземных вод в районе накопителей ОАО «Лисичансксода» именуемых «Белое море», по данным Госуправления по экологи и природным ресурсам Луганской области, составляет 28,8 км2. Значительная часть отходов из накопителей сбрасывалась и сбрасывается в период половодья в реку Св. Донец и уносится им в совсем не чужое Азовское море. То, что выпало в осадок в накопителях, расположенных вдоль левого берега того же Донца, если его «в один прекрасный день» не унесет сверхнормативный разлив весенних вод — достанется потомкам. Если унесет — море Азовское станет «Мертвым морем». Такая угроза реально возникла в начале семидесятых. Обваловка накопителей в некоторых местах дала течь, и содержимое просочилось наружу. Под угрозой оказалась зона отдыха химиков, озеро Клешня. С помощью землеройной техники прорыв засыпали, законопатили и успокоились. Сегодня власти видят в наращивании стен накопителей, единственный способ обеспечения безопасности окружающей среды. Предлагаемые учеными технологии переработки этих отходов даже не рассматриваются.

Другие химические гиганты Лисичанско-Рубежанского региона не отстают от производителей соды. Многие из них имеют свои собственные полигоны для вывоза токсических отходов, так называемые «хранилища организованного складирования (захоронения)». Только в 2000 году Северодонецким «Азотом», Рубежанскими «Красителем» и казенным химическим заводом «Заря» а также Лисичанским РТИ, вывезено на полигоны в районе села Фугаровка, 5,62 тыс. тонн высокотоксичных отходов. Всего по данным Луганского Госуправления по экологии в регионе насчитывается 91 место складирования отходов, общей площадью 588 гектаров. В течение 1999 года на них вывезено 313 940, 2000 – 263 560 тыс. тонн ядовитых отходов. Учитывая, что полигоны в Фугаровке появились вместе с первенцами большой химии, точно сосчитать количество и состав утрамбованной здесь отравы просто невозможно.

Не менее значительными источниками загрязнения являются промзоны химических предприятий. По данным за 2002 год, промзона Рубежанского ОАО «Краситель» дает загрязнение подземных вод фенолами на площади 10,6 км2, РКХЗ «Зоря» 7,5 км2 и аммонием – 4,7 км2, Северодонецкий «Азот» загрязняет подземные воды на площади 24,7 км2. Остальные не на много отстают от флагманов. Подземные воды региона сильно загрязнены аммонием, нитратами и фенолами. Их концентрация многократно превышает предельно допустимые нормы концентрации (ПДК), а в отдельных пробах встречаются экстремально высокие концентрации фенолов – до 440 ПДК, нитропродуктов – до 71 ПДК. Общими усилиями чистая питьевая вода в регионе уничтожена на очень длительное время.

Загрязнение атмосферного воздуха региона в последнее десятилетие значительно снизилось, по причине остановки многих предприятий и снижения объемов выпуска продукции на остальных. Так, выбросы в атмосферу Северодонецкого «Азота» снизились со 170 тыс.т. до 3,5 – 3,8 тыс.т. в год. Но, несмотря на такое существенное снижение общего количества выбрасываемых загрязнителей, превышения норм остаются существенными. ПДК по формальдегиду превышается до 4,5 раза, по оксиду углерода – в 1,5 раза. Кроме этого в атмосфере региона постоянно присутствуют диоксид серы, диоксид азота, аммиак, хлористый водород, сероводород. Несмотря на то, что их среднегодовая концентрация не превышает ПДК, в отдельные дни она бывает многократно выше нормы. Так, в Рубежном отмечались концентрации вредных веществ в воздухе: серной кислоты – 17,2 ПДК, нитрохлорбензола – 13,75 ПДК, хлористого водорода – 6,3 ПДК, по диоксиду азота – 5,45 ПДК и т.д. В Лисичанске и Северодонецке та же самая картина.

Отравленная среда обитания в Луганской области, безусловно, сказывается на ее жителях. По данным Государственного управления экологии и природных ресурсов по Луганской области, в период с 1992 по 2002 год, количество населения сократилось на 321 тыс. человек, рождаемость сократилась с 8,4 до 6,15 на 1000 населения, смертность выросла с 15,8 до 16,9 на 1000 населения. Значительно, в 1,2 - 1.25 раза выросла общая заболеваемость и составляла на 1 января 2002 года 136269,8 случаев на 100000 населения. В последние годы возросла заболеваемость – пневмонией – 1,4 , онкологические болезни – 1,1, болезнями системы кровообращения – 1,7, гипертонией – 2,2, болезнями органов пищеварения – 1,4, крови и кровеносных сосудов – 1,8, врожденных аномалий в 1,4 раза. При этом рост заболеваемости отмечается как среди взрослых, так и детей и подростков.

Вредные и токсичные вещества, вызывающие болезни попадают в организм человек вместе с продуктами питания, произведенными в области. По данным мониторингового обследования 2002 года, в заповеднике «Капитановский лес» Новоайдарского района и заказника «Кондрашевский» Станично-Луганского района содержание 137Cs растущих там грибах превышает ПДК в 3.7 и 1,7 раза соответственно. Во всех исследованных в области грибах содержание меди, превышает предельно допустимые концентрации в  2,5-22 раза, кадмия в 2 – 32 раза, хрома в 1,5 – 4,5 раза, свинца в 1,7 – 1,9 раза, никеля в 1,5 – 320 раз! Растения, выращенные на полях области не намного отличаются от исследованных по количеству впитанных из почвы и воздуха вредных веществ.

По самым скромным оценкам, на Украине в «местах стационарного складирования» накоплено 4,4 миллиарда тонн токсических отходов, и они продолжают накапливаться со скоростью 100 миллионов тонн в год. В Европу с таким «богатством» попасть проблематично. Там очень серьезно относятся к производству и накоплению отравы. Ее жители, в отличие от нас, в первую очередь заботятся о своем здоровье. Немецкий рабочий работает на сверлильном станке в респираторе! Европейцы избавляются от токсических отходов любыми способами, от затопления в океане до транспортировки и захоронения их в других странах и континентах. Раньше это была Африка, но там уже поумнели, и не принимают опасные отходы даже за большие деньги. Денег на удаление со своей территории этого добра, прижимистые во всем европейцы, не жалеют. Украина еще при Леониде Макаровиче начала приобщаться к этому доходному «бизнесу»…

До 2000 года токсическими отходами на Украине системно никто не занимался. Только в сентябре этого года, ВРУ приняла подготовленный правительством нынешнего президента закон «Об общегосударственной программе обращения с токсическими отходами», №1947-III. В соответствии с этим законом в период за 2000-2005 годы должны быть осуществлено 22 пилотных проекта по обезвреживанию и переработке токсических отходов. Они должны обеспечить: «Эффективное решение всего комплекса вопросов, связанных с ликвидацией или ограничением негативного воздействия токсических отходов на окружающую природную среду и здоровье человека» с учетом нынешнего состояния экономики Украины и перспективы ее социально-экономического развития – записано в документе. В перечне проектов под №19 значится «Создание опытно-промышленного производства для утилизации и обезвреживания непригодных химических средств защиты растений (ХСЗР)» т.е. —- (запрещенных к применению пестицидов, содержащих кровяные яды и компоненты с генетическим действием). Место внедрения — «Производственные цеха ОАО «Краситель», мощность 5000 тонн/год!!!

Для полного счастья населению «Бермудского треугольника» не хватало только этих пестицидов. В регионе начались волнения, пикеты, митинги. Посыпались депутатские запросы. Началось разбирательство, в результате которого выяснилось, что инициировал решение направить на переработку в Рубежное запрещенные к применению ХСЗР — народный депутат Украины А.А.Мороз. Который в бытность правительства П. Лазаренко, обратился к премьеру с письменной просьбой об утилизации на Рубежанском заводе «Краситель» пестицидов и гербицидов (скопившихся в большом количестве на территории его избирательного округа в селе Ольшаныця, Киевской области). В результате этого обращения было принято Постановление Кабмина №245-р от  05.05.97г., о сжигании на «Красителе» означенных отходов. Работы по его реализации начались без исследования возможностей, последствий и наличия технологий, и с природоохранными органами не согласовывалось. Впоследствии Генеральная прокуратура, учтя протесты общественности, отменила злополучное постановление. Но, 04.10.98 г. социалист и человеколюб А.А. Мороз, в своем письме на имя уже другого премьера, В.П. Пустовойтенко, заявляет о недопустимости приостановки работ в Рубежном и требует его личного вмешательства, для обеспечения дальнейшего строительства установки.

Чем объяснить такую настойчивость депутата? Что он не понимает реальной опасности для жизни полумиллиона соотечественников? Так, после всех скандалов и разъяснений, понятых даже прокуратурой, народный избранник обязан сообразить пагубность и преступность затеянного. Но нет, наверное, есть причина более важная для депутата, чем жизнь здешних украинцев. В среде народных избранников кое-кто, посмеиваясь, объяснил происходящее весьма просто. Мол, Сан Саныч умудрился спихнуть на округ другого депутата проблему, за которую его «долбают» избиратели, и по сему, молодец, сумел изящно удовлетворить требование своих земляков. Если здесь есть хоть доля правды, то беда нам, большая беда. Следуя этой морали, Гимлер тоже молодец, посылая людей в газовые камеры, он освобождал жизненное пространство для своих соплеменников!

Желание сжигать в Рубежном запрещенные ХСЗР приобрело силу закона в 2000 году. Когда Парламент, в обстановке секретности, принял, подготовленный под руководством выдающегося эколога — тогдашнего министра экологии И. Зайця, закон Украины «Об Общегосударственной программе обращения с токсическими отходами». Гласности и широкого обсуждения общественностью столь жизненно-важного для людей документа не было. О его существовании рубежане узнали из публикации в «Голосе Украины», через полтора месяца после принятия. 08.12.2000 года Рубежанский городской совет принял решение «О несогласии с размещением на ОАО «Краситель» опытно-промышленного производства для утилизации и обезвреживания, непригодных ХСЗР, а также тары и упаковочных материалов для них», и сообщил об этом решении Верховному Совету и Министерству экологии и природных ресурсов. На основании этого решения, выполнение пункта Программы о сжигании ХСЗР в Рубежном приостановлено. На какое время — не известно. Закон никто не собирается отменять, и вопрос о строительстве может быть поставлен заинтересованными лицами, в любое время.

Но и сама Программа вызывает больше вопросов, чем дает ответов. Принятая с целью «…последовательного сокращения объемов накопленных токсических отходов путем утилизации, обезвреживания и удаления», она в своих «Общих положениях» констатирует, что их в стране ежегодно производится 100 миллионов тонн, а проектами включенными в программу, при условии их реализации, может быть утилизировано только 72262 тонн/год, остальные 99,3 млн. тонн будут накапливаться! Так, что же решает эта программа, и кому она нужна?

Над этим вопросом можно долго ломать голову. Зная огромную потребность Запада в местах захоронения особо ядовитых отходов, и его готовность платить за это огромные деньги. Учитывая близость к нему политиков, проталкивавших и принимавших решения, можно предположить, что втайне от Украинского народа реализуется не программа очистки нашей территории, а осуществляется бизнес-проект по утилизации завезенных в страну запрещенных к применению ХСЗР и схожих с ними веществ. В пользу такого предположения говорит и суммарная мощность установок для переработки, и источники их финансирования. Государством финансируется только 25% Программы, остальное — негосударственные источники. Финансовая зависимость от частного капитала, в таком жизненно важном вопросе, для замешанных в деле политиков просто гарантия их безопасности. Закрытость информации о деятельности частных фирм общеизвестна. Получить представление о реальных процессах в химических производствах на частных предприятиях не могут даже студенты ВУЗов, проходящие там практику. Что делают хозяева предприятий, на означенных заводах, не всегда знают даже органы надзора. А если им покровительствуют столь высокие чиновники, узнать что-то вообще никто не сможет. Поэтому вполне реальна попытка под видом проведения экспериментальных работ на опытно-промышленных установках, без лишнего шума, просто сжечь 72262 тонн/год запрещенных ХСЗР, имеющих зарубежное происхождение.

Другое, не менее вероятное предположение — это то, что многие политики, принимавшие активное участие и возглавлявшие «оранжевую революцию» не менее активно участвовали в принятии Программы. Своим врагом, как известно, на «майдане», они определили жителей Донбасса которые, по их мнению, противятся демократическим преобразованиям и мешают их интеграции в Европу. На «майдане» оглашались проекты окружения Донбасса забором из колючей проволоки, и повешения здешних лидеров на бело-голубых шарфах. Майдан вдохновляли и поддерживали западные демократы, которые из подобных побуждений, совсем недавно, расстреляли Югославию. Так почему бы, под видом борьбы с накоплением особо вредных веществ, с помощью этих веществ не «решить окончательно русский вопрос на Украине»? Без стрельбы, бомб и мировой огласки. Ну, ошиблись в эксперименте, где-то переборщили. Ну, умирают, ну не рождаются, так это тяжелое наследие империалистического прошлого. Россия виновата. В округе пана Мороза все в порядке. Пестициды вывезены, и все три сотни жителей Ольшаныци живы и эдоровы! Слава Украине!

"Русская община" [ www.russian.kiev.ua ]. Редакция 03.07.2005